как знаменитый завод прекратил работать из-за шлагбаума на дороге

Экономика и финансы


Подъезд к заводу, разливающего минеральную воду «Новотерская» перегородили шлагбаумом

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Знаменитый завод, разливающий минеральную воду «Новотерская», неожиданно оказался в центре крупного скандала. Приватизировав единственный подъездной путь к заводу, собственники дороги фактически заблокировали работу предприятия, не позволяя грузовикам вывозить минералку. В итоге брендовая вода уже несколько месяцев не разливается, рабочие отправлены в вынужденный простой, а завод оказался на грани закрытия. Что же там произошло и как вообще можно приватизировать дорогу? За ответами на эти вопросы спецкорр «КП» отправился в Кавминводы, где и находится источник раздора.

«ОПЯТЬ В МОСКВУ НА ШАБАШКИ СОБИРАТЬСЯ?..»

— … Вот всю жизнь большевиков с их «отнять нажитое у буржуев» не любил, а сейчас в чем-то даже понимаю их, — философствует в курилке мрачный рабочий завода «Кавминводы», где и производится та самая минералка «Новотерская». Его товарищи молча кивают головами и зло смотрят на очередной шлагбаум, который прямо сейчас устанавливается на той самой дороге, ведущей к заводу.

Всего на дороге в 600 метров поставили уже три шлагбаума.

Всего на дороге в 600 метров поставили уже три шлагбаума.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

— Эх, только жить начали, кредитов понабрали, а теперь что — опять к вам в Москву на шабашки, что ли, собираться? — ворчат мужики. Отрываться от семей в поисках невеселых перспектив не хочется никому.

В 600 метрах от завода, на большой дороге, застыла еврофура, въезд которой сюда заказан — сразу за поворотом стоит будка ЧОПа и барьер с грозным «Внимание. Частная собственность. Проезд постороннего транспорта запрещен». Под ограничителем транспорта по высоте челночно снует «газель» с поддонами минералки, которые перегружаются в фуру. Чтобы заполнить ее, уходит полдня. Небольшую выручку делают частники, которые забивают багажники у фирменного магазина. Но все это — мизер по сравнению с выпускаемыми объемами.

На спорной дороге также поставили ограничители по высоте, чтобы фуры не прошли

На спорной дороге также поставили ограничители по высоте, чтобы фуры не прошли

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

На самом заводе — тишина. Разгрузочные площадки пусты, по территории бродят редкие рабочие, а на складах застряло более 2 миллионов бутылок минералки, которые никак отсюда не вывезти. Какое-то время пробирались меж камышей справа, но и этот выезд тоже перекопали, установив плиты.

Все линии завода остановлены

Все линии завода остановлены

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

«НАС НАТУРАЛЬНО ЗАБЛОКИРОВАЛИ»

И исключений на этой войне нет ни для кого. Начальник коммерческого отдела Елизавета Ландырева с тоской говорит о социальных обязательствах, которое предприятие добровольно взяло на себя. Там и помощь ветеранам, и дому-интернату для слабослышащих детей и много еще чего. Но часть из них не может исполнить все по той же причине. Вот, например, этикетки, которые планировалось налепить на 25 миллионов бутылок, а часть денег с их продаж отправить на адресное лечение детей с заболеваниями печени. Но этикетки тоже не привезти, а бутылки с ними не вывезти. Из последнего: завод собирался бесплатно поставить в ковидные больницы Москвы и Петербурга пять 20-тонных фур минералки. Хорошая помощь в жару. Однако больные и медработники останутся без «Новотерской»: собственники дороги отказали и на этот раз.

Начальник коммерческого отдела завода Елизавета Ландырева

Начальник коммерческого отдела завода Елизавета Ландырева

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

— 25 мая нам закрыли дорогу для большегрузов, вывозили малотонажным транспортом, а с 15-го мы вынуждены были остановить производство и отправить основную часть сотрудников в вынужденный простой и оплачиваемые отпуска, — тяжело вздыхает гендиректор «Кавминвод» Василий Евграфьев и смотрит на даты производства минералки: торговые сети, с которыми заключены контракты на поставку, требуют, чтобы от даты производства товара не прошло трех месяцев. И куда потом продавать такие партии? — Нас натурально заблокировали и не дают работать. А ведь это абсолютно честный бизнес!

До поры минералку пытались таскать до большой дороги на «газелях». Но и это запретили.

До поры минералку пытались таскать до большой дороги на «газелях». Но и это запретили.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

И Василий Петрович проводит для меня экскурсию с историей. Как в 1997 году в чистом поле в 13 км от Минеральных Вод появились инвесторы, которые купили землю, поставили завод и начали разливать воду, добываемую с глубины 1482 метра, которая получила название «Новотерская целебная» и завоевала более 150 наград. Что до этой ситуации завод производил 75 миллионов бутылок в год, что он дает работу около 250 ставропольчанам с официальной зарплатой более 45 тысяч рублей, а в прошлом году предприятие уплатило в бюджеты разных уровней около 300 миллионов! Завод вообще долгое время был своего рода витриной ведения частного бизнеса — власти возили сюда высоких гостей, намекая, что этот образец капитализма состоялся при их непосредственном участии. В 2000-м на заводе даже побывал Владимир Путин.

Гендиректор АО «Кавминводы» Василий Евграфьев.

Гендиректор АО «Кавминводы» Василий Евграфьев.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

— Но когда все это завертелось, местные власти не хотели вмешиваться, — говорит Василий Евграфьев. — Хотя мы бьем во все колокола уже несколько лет. А когда остановились и всех известили об этом, государство все-таки появилось. С проверками: по закону ли мы людей в простой отправили, все ли выплатили? То, что завод парализовали — всем до фонаря было. Сразу после перекрытия дороги мы полицию вызвали, а они то же, что и все: «спор хозяйствующих субъектов». Так было и когда на завод однажды прорвалась машина с углекислотой. А назад — никак. Полиция тоже никак не отреагировала.

Техника завода простаивает

Техника завода простаивает

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

— Жаль, что наше видеообращение, которое мы записали для «Прямой линии с президентом РФ», в эфир не попало, — добавляют мужики. — Глядишь, не пришлось бы тебе из Москвы к нам мотаться… Кстати, когда мы его записывали, депутат местный примчался: он с какого-то перепугу решил проверить — а нет ли тут несанкционированного митинга? Мы ему хором о народе, который вот-вот без работы останется, а он успокаивал: мол, Кайшев без работы не оставит. От него, что ли, приезжал?.. Это же бывшая жена Кайшева, Нурат Рашидовна, дорогу купила, а он руководит блокадой.

на складах предприятия скопилось более 2 миллионов бутылок, которые невозможно вывезти.

на складах предприятия скопилось более 2 миллионов бутылок, которые невозможно вывезти.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

«ДОРОГА НИКОГДА НЕ БЫЛА ОБЩЕЙ!»

— Мы и сами не поняли, как это произошло, — пожимает плечами замгендиректора водоснабжающей компании «Кавмининтер» Андрей Бояркин. — Во всех наших документах эта дорога значится как подъездные пути к заводу. Если бы их не было или дорога была частной, просто не разрешили построиться. В 1997 году запустили предприятие, а через 20 лет вдруг письмо от Нурет Кайшевой: так, мол, и так, дорога частная, а вы ее долбите своими грузовиками. Хотя это мы в 2008 году, считая ее подъездными путями, отремонтировали за свой счет, а в 2017-м снова собирались капремонт сделать. В то время как Кайшева не вложила в ремонт ни копейки.

Замгендиректора водоснабжающей компании «Кавмининтер» Андрей Бояркин

Замгендиректора водоснабжающей компании «Кавмининтер» Андрей Бояркин

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

— А оспорить?

— Пробовали. Но все исковые сроки давно прошли. Хотя мы по-прежнему считаем, что дорога была отчуждена с нарушением закона о приватизации — там говорится, что никакие места общего пользования, дороги и улицы приватизации не подлежат. Она и сейчас — улица Бештаугорская и не носит название «частная дорога имени Нурат Кайшевой». Там вообще многоходовочка интересная с продажей произошла…

Гендиректор завода Василий Евграфьев лишь разводит руками

Гендиректор завода Василий Евграфьев лишь разводит руками

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Как же вообще эта дорога оказалась в частных руках и зачем все это понадобилось экс-супруге бывшего премьера соседней Карачаево-Черкессии Владимира Кайшева?

— А что такое: “Как дорога оказалась в частных руках»? — главный вопрос, вокруг которого сломано так много копий, Владимиру Кайшеву сходу не нравится, и он даже успевает намекнуть, что, знает, мол, почему я задаю такие «некорректные вопросы». Однако разговор все же продолжил, достав из портфеля кипу бумаг. — Они врут — эта дорога никогда не была дорогой общего пользования и все было сделано в рамках правового поля. Вот решение, смотри! И на твой вопрос — откуда дорога — тоже ответ есть!

ОБАНКРОТИЛИ, КУПИЛИ, ПЕРЕПРОДАЛИ…

История той самой спорной дороги подробно изложена в одном из решений суда. Итак, в 1975 году Минсельхоз СССР своим приказом организует на этих землях пансионат «Минеральные Воды», а через год исполком Минераловодского района закрепляет за ним 25 гектаров пастбища. В постоянное пользование. Шли годы, и в 1994 году он становится госпредприятием «Санаторий «Минеральные Воды», земли вновь перезакрепляются за ним. В 2008 году признается право бессрочного пользования несколькими участками, включая ту самую дорогу, а через год санаторий готовится к приватизации. С имущественным комплексом, куда снова входит та дорога. В 2012 году происходит банкротство и санаторий достается гражданину Пилавову. Он-то в 2014 году отчего-то и продает ныне спорную дорогу Нурет Кайшевой, которая, с точки зрения закона, является добросовестным приобретателем. А через три года от нее полетели претензии в сторону завода по разливу минералки. По удивительному совпадению — сразу после истечения срока исковой давности, когда покупку можно было оспорить. На основании этого, в том числе, суды и отказывают в исках как властей, так и завода, который запустился неподалеку от санатория в 1997 году.

— Понял? — торжествующе переспрашивает Кайшев. — Дорога никогда не относилась ни к землям общего пользования, ни к автодорогам общего пользования, а была ведомственной, дорогой санатория! Дальше: «отказано в иске об истребовании из владения Кайшевой Нурат Рашидовны земельного участка и признании на него прав муниципальной собственности».11 судов нашу правоту признали! Это единый имущественный комплекс был. Если вы машину покупаете, вам же не говорят: колеса ваши, а руль не ваш? Вот и здесь так же! И дорога не предназначена для большегрузов. Мы платим налоги, содержим ее, а они ее разбивают. Что тут непонятного?

Представитель собственника Владимир Кайшев убежден в своей правоте

Представитель собственника Владимир Кайшев убежден в своей правоте

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

— Повлиять на ситуацию с этой дорогой мы не можем, — скажет потом глава Минераловодского района Сергей Перцев. — Это частная собственность, она защищена Конституцией. Мы обращались к Кайшевой с предложением передать объект в муниципальную собственность, чтобы она была общего пользования, но нам было отказано. Мы дошли до Верховного суда РФ, где нам было отказано в иске — он признал законность владения Нурет Кайшевой данным объектом. Стороны не могут между собой договориться, скорее всего, не совпадают цифры.

А Владимир Кайшев тем временем показывает мне ролики, призванные доказать неправоту заводчан:

— Вот смотри, что работники завода сделали, перерыли мне тут, — листает он кадры. — А вот Евграфьев шлагбаум сломал. Казаков каких-то наняли… И потом — по закону ответственность за любые происшествия, аварии несет собственник, то есть мы. Там углекислота их едет — вдруг рванет? Прокуратура сказала так: любая авария — ты будешь отвечать.

Но отчего же тогда просто не сесть за стол и по-мужски не договориться? — сам собой возникает следующий вопрос и кое-что, кажется, начинает проясняться.

До фирменного магазина еще можно проехать на личном транспорте и закупиться водой. Но это не сильно спасает ситуацию

До фирменного магазина еще можно проехать на личном транспорте и закупиться водой. Но это не сильно спасает ситуацию

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

«ОТСУДИМ ВСЕ! ДО ПОСЛЕДНЕЙ БУТЫЛКИ!»

Представитель своей бывшей супруги Кайшев долго говорит про жадность и недоговороспособность акционеров и администрации завода. Что он не против того, чтобы предприятие работало, просто нужно договориться, а те, мол, отказываются («Был протокол, а через некоторое время приходит письмо за подписью гендиректора: не готов его подписывать. У него спроси — почему!»). И тут же включает мне «правильные» репортажи, в которых Кайшев исключительно прав, а «обнаглевшие и жадные» менеджеры завода банально хотят кататься по дороге на халяву и бросают своих несчастных работников на амбразуру.

А потом и вовсе ставит под сомнение законность существования завода. Мол, санаторий строился под скважину, которая в свое время тоже входила в комплекс санатория, а его оппоненты сейчас качают оттуда минералку, превращая ее в прибыль.

— Скважину у нас отняли! — убеждает он меня. — Завод построен на землях санатория. Незаконно! Федеральные чиновники отдали федеральную землю частной структуре. Они забрали землю и скважину, которая строилась под санаторий, потому что ни один санаторий без бальнеологии не может. А помогали им Черномырдин и Вяхирев — кто против них мог тогда что-то сказать? И сейчас мы все это поднимаем!.. Мы все отсудим, все! До последней бутылки!

Занятный поворот…

Заводчане пытались прорваться к заводу по полям, но «партизанскую тропу» вскоре перекопали.

Заводчане пытались прорваться к заводу по полям, но «партизанскую тропу» вскоре перекопали.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

«НАМЕКОВ О ПРОДАЖЕ НЕ БЫЛО. ПОКА…»

— Все эти действия, конечно, имеют признаки предрейдерской подготовки и наводят на определенные мысли, — говорит представитель завода Андрей Бояркин. — Потому что если на твой завод закрыли проезд, а все остальные по ней совершенно спокойно ездят… Нет, прямых предложений о покупке пока не поступало. Насчет того, что мы землю оттяпали у санатория — пускай не врет — она не входила в комплекс, а границы были согласованы еще до того, как люди Кайшева приватизировали санаторий. Про Черномырдина и Вяхирева — оставим на его совести эти домыслы… С Кайшевым просто невозможно договориться. В конце июня, например, было собрание, где он выкатил нам три условия. Мы согласились на них. А он вдруг откатил назад — мол, с нами говорить не хочет, подавай ему акционеров. На днях тоже встречи были запланированы. Но он их избегает. Похоже, не это ему надо…

Но, похоже, выход из тупика все же нашелся. На заводе заметили: после полной его остановки и негодующих воззваний работников, активность краевых чиновников резко возросла и решение было найдено:

— Сейчас будем строить другую дорогу, — рассказал «КП» глава района Сергей Перцев. — Собственникам земельных участков, по которой она пройдет, предложили другую землю, а эту мы забрали в муниципалитет. Мы передадим ее временно заводу, тот построит подъездные пути и передаст нам ее обратно. На ту часть, которая пересекается с дорогой Нурат Кайшевой, будет наложен сервитут. Дальнейшее зависит от АО «Кавминводы» — как скоро он построит дорогу.

Глава Минераловодского района Сергей Перцев, говорит, что власти не могут повлиять на ситуацию. Но нашли решение

Глава Минераловодского района Сергей Перцев, говорит, что власти не могут повлиять на ситуацию. Но нашли решение

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

А ДАВАЙТЕ ПРЕДСТАВИМ, ЧТО ВМЕСТО ЗАВОДА ТАМ ОКАЗАЛАСЬ ПРОКУРАТУРА…

Несмотря на то, что проект обходного пути завис в инстанциях, заводчане надеются, что ситуация вскоре разрешится и выпускаемая ими минералка вновь пойдет на столы россиян. И тогда можно будет ставить точку в этой истории. Впрочем, отягощенную размышлениями на тему. Да, по всему выходит, что этот случай — тот самый спор хозяйствующих субъектов, в которые государство обещало не вмешиваться, и о котором талдычили представители разных ведомств в ответ на многолетнюю просьбу завода сделать хоть что-то.

До завода (два синих модуля слева) по-прежнему не пускают фуры

До завода (два синих модуля слева) по-прежнему не пускают фуры

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Но давайте на минуточку представим, что вместо многострадального завода в том месте неожиданно оказался какой-нибудь суд, прокуратура или администрация района. И собственник дороги вдруг потребует «договориться» с ним, иначе государевы люди не попадут на работу. Бред, правда? Потому что есть большие сомнения, что все эти заблокированные госорганы вспомнят о «споре хозяйствующих субъектов» и на годы погрузятся в разбирательства и иски — наверняка нашлась бы соответствующая буква закона, в сжатые сроки проблема была бы решена и обществу вряд ли довелось бы увидеть чиновников, записывающих обращение Президенту на тему: «Нам не дают выполнять свою работу»… И это правильно — государство должно защищать свои интересы. Но разве завод, который дает работу 250 людям и ежегодно выплачивает по 300 миллионов (!) рублей налогов в казну, не интересен государству? Еще как интересен! А если так, то и остановку такого рода предприятий следует рассматривать как ущерб государственным же интересам, и тогда власть просто обязана вмешиваться в подобные истории. Сходу, и не дожидаясь нарывов. Все остальные разговоры о «спорах хозсубъектов» — от лукавого.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Был новехонький завод, стал новехонький банкрот: Почему буксует программа возрождения промышленности

Миллиарды потратили, ленточку перерезали — а через год предприятие тихо отходит в «мир иной» (подробности)



Источник

Оцените статью